Трудно сказать, когда на месте нынешнего Худжанда появилось первое поселение: ясно только то, что это было очень давно. Официальной датой основания Худжанда считается 514 г. до н. э. Александр Македонский, завоевав город, дал ему имя Александрия Эсхати. В 8 веке Александрия попала под власть арабов, а в 13 веке сюда пришли татаро-монголы, которые и уничтожили ее почти полностью. Но местоположение Худжанда на реке, на пересечении нескольких торговых путей, в том числе Великого шёлкового, было слишком удачным, чтобы ему оставаться в запустении. Город возродился, став крупным научным, политическим, торговым и культурным центром. В 1866 г. Худжанд отошёл к Российской империи, в советское время был переименован в Ленинабад.

Исчезающий вид: мужчины-гинекологи в Таджикистане

Исчезающий вид: мужчины-гинекологи в Таджикистане

На прошлой неделе в СМИ появилось заявление имама ташкентской мечети Мирза Юсуф, преподавателя Ташкентского исламского института Рахматулло Сайфуддинова о том, что нужно запретить мужчинам работать акушерами-гинекологами, потому что это грех. У ближайших к Узбекистану соседей – таджиков, такой «грех» в клиниках уже почти не встретишь, тем более что четыре года назад сократить количество акушеров-гинекологов мужского пола призывал сам президент этой страны.

О том, каково живется оставшимся докторам этой специальности в Таджикистане и как на них реагируют пациенты, «Открытая Азия онлайн» узнавала вместе со своими партнерами медиа-группой «Азия Плюс».

«Этому надо положить конец. Этим постыдным явлением мы уже насытились во времена тоталитаризма. В те времена многие наши национальные ценности и авторитет были растоптаны. Изменить это было не в нашей власти, поэтому сам факт «мужской» гинекологии воспринимался как обычное нормальное явление», - процитировал заявление Сайфутддинова портал AsiaTerra на прошлой неделе.

Имам добавил, что в советские времена бытовало мнение о том, что у мужчин-гинекологов «легкие руки», что способствовало их популяризации.

«Но теперь мы независимые, свободные, и должно быть стыдно, нужно запретить такие вещи», - заявил Сайфутддинов. 

Рахматулло Сайфуддинов

Это мнение вызвало в Узбекистане неоднозначную реакцию, и имам позднее заявил, что его проповедь была «неправильно истолкована» средствами массовой информации, что русскоязычную аудиторию его проповедь не касается.

«Во время той проповеди я говорил про акушерство. На самом деле, многие не поняли суть этой проповеди. Нужно девочек обучать акушерству. Роды у женщин должны принимать женщины, а не мужчины. Мужчин должны осматривать врачи-мужчины, а женщин – врачи-женщины. И это не мое требование, это – требование шариата», объяснил имам-хатиб.

В Таджикистане тема недопустимости мужчин в акушерстве и гинекологии тоже весьма актуальна: четыре года назад ее поднял сам Эмомали Рахмон, правда, под другим соусом:

«Как возможно снизить уровень смертности, если женщины в дальних регионах страны предпочитают рожать в домашних условиях, потому что в родильных домах в качестве акушера-гинеколога больше работают мужчины. Помню свой давний визит в родильный дом Раштского района, где не было ни одной женщины акушера-гинеколога. Я тогда раскритиковал и добавил, что на такие узкие специальности, учитывая нашу религию, следует больше привлекать девушек», - заявил президент Таджикистана в 2013 году.

«Заходишь в родильный зал, и женщины начинают паниковать»

Несмотря на то, что о недопустимости мужчин в акушерстве и гинекологии, официально в Таджикистане заговорили только четыре года назад, их количество в местных больницах и родильных домах начало сокращаться намного раньше. Мы опросили более 10 врачей, связанных с этой специальностью, и каждый из них признался, что начиная с 90-х годов мужчин в этой отрасли медицины, становилось все меньше и меньше. 

Во врачебных кругах ходит такая байка: гражданская война, один из столичных роддомов, врач акушер-гинеколог, после проведенных родов, выходит к новоиспеченному папаше. Папаша приходит в ярость из-за пола врача и завязывается драка. Проверить, достоверность этой информации, нам, конечно, не удалось, но судя, по признанию оставшихся в Таджикистане мужчин, работающих в акушерстве и гинекологии, такая ситуация вполне могла произойти. Все опрошенные нами доктора признавались, что с гендерными проблемами в своей практике они хотя бы раз в жизни, но сталкивались.

Зоир Раззаков по профессии акушер-гинеколог, сейчас по специальности не работает. Правда, признается, что не из-за предрассудков, а по личным обстоятельствам.

«Я планирую вернуться в свою профессию, хотя понимаю, что сейчас по этой специальности работать в Таджикистане стало сложнее – общество очень консервативное. Но самое главное, я понимаю, что пол в профессии врача не играет никакой роли. Белый халат - это не только рабочая одежда медиков, но и символ чистоты их помыслов».

Раззаков рассказывает, что во время своей работы в одном из столичных роддомов, он не раз сталкивался с непониманием со стороны рожениц.

«Бывало, заходишь в родильный зал, и женщины начинают паниковать, мол, что здесь делает мужчина. Приходилось объяснять им, что я врач, выполняю свою работу, что я мужчина только за пределами роддома, когда сниму халат», - рассказывает он.  

Сам Раззаков из достаточно религиозной семьи, его отец и старшие братья совершали паломничество в Хадж, однако его выбор профессии акушера-гинеколога их никогда не смущал.

«Специальность акушера-гинеколога, на мой взгляд, это мужское занятие, потому что работа сложная, приходится принимать очень серьезные решения, от которых зависит жизнь сразу двух человек; работать в ночь, постоянно на ногах – это нелегкий труд», - объясняет Раззаков.

«Многие стали избегать приема у докторов-мужчин»

С похожими ситуациями сталкивался и Яков Константинович Балабушко – известный на весь Таджикистан врач акушер-гинеколог, стаж которого составляет не один десяток лет. С 90-х годов он работает в городе Бустон (ранее Чкаловск) на севере Таджикистана, но к нему на прием приезжают и пациентки из центра.

«Предрассудки по отношению к мужчинам в этой специальности мне известны, но сам я уже 40 лет работаю акушером-гинекологом, мне 64 года, поэтому ко мне уже привыкли, я вне конкуренции и особенных нареканий не встречаю», - рассказывает он.

Впрочем, стеснение со стороны пациенток при виде доктора-мужчины и в практике Балабушко было. 

Яков Константинович Балабушко

«В советские времена эту тему, конечно, не поднимали, хотя и тогда молодые пациентки все-таки стеснялись, позже общество стало более религиозным и многие стали избегать приема у докторов-мужчин», - говорит Яков Константинович.

При этом доктор напоминает, что среди таджикских выдающихся ученых, связанных с этой специализацией, была только одна женщина, остальные – мужчины.

Сейчас из известных ему коллег, Балабушко смог вспомнить только практикующего акушера-гинеколога Дильмурода Рахматуллоева, который работает в Худжанде. Кстати, в столице мужчин акушеров-гинекологов тоже можно посчитать на пальцах одной руки.

«Я не пытаюсь никого переубедить в том, что мужчина акушер-гинеколог – это нормальное явление, - говорит Рахматуллоев. – Если пациентка или ее родственники против – это их право. Предрассудки, связанные с моей специальностью, встречаются, впрочем, не скажу, что очень часто, наверное, 10 процентов из всех моих пациенток, отказывались от моих услуг из-за того, что я мужчина».

«Доктор мужского пола возможен только в чрезвычайных ситуациях»

Кстати, с гендерными предрассудками на религиозной почве, в Таджикистане сталкиваются не только мужчины в акушерстве и гинекологии. Чаще всего в вопросе выбора доктора для женщины в Таджикистане принимает участие и ее муж и, если доктору-мужчине есть достойная альтернатива среди коллег-женщин, то предпочтения отдадут последним. 

В принципе, по словам таджикских исламоведов, согласно религии так и стоит поступать. Например, в соответствии с ханафитским мазхабом, которого придерживаются мусульмане в Таджикистане, женщина должна в первую очередь искать врача женского пола, т.к. постороннему мужчине запрещено видеть женское тело. Но в случае, если специалист женского пола не доступен или недостаточно квалифицирован, то в этом случае допустимо обращаться к доктору-мужчине.

«Согласно современной интерпретации Ислама, обращаться к мужчине-доктору допустимо, - говорит бывший председатель Комитета по делам религии, упорядочению национальных традиций, торжеств и обрядов при правительстве Таджикистана Саид Ахмедов. – На это сейчас не стоит обращать внимание, прежде всего, пациентов должна волновать квалификация доктора, пол – не имеет никакого значения».  

Источник: Азия+

22:19
196
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...